11.10.2016

Разработка самых совершенных средств для борьбы с наледью и снегом

Промышленность

Уральский завод противогололедных материалов ведет разработку самых совершенных средств для борьбы с наледью и снегом

Уральский завод противогололедных материалов (УЗПМ) освоил производство компактированного продукта, который справляется со своей задачей – эффективно бороться со льдом на дорогах – гораздо лучше существующих на сегодня аналогов. О том, как пермское предприятие вышло в лидеры в отрасли производства противогололедных материалов, о становлении завода и перспективах его развития «Российской газете» рассказал генеральный директор УЗПМ Дмитрий Пылев.

Дмитрий Павлович, расскажите о предприятии, как оно появилось, как происходило его становление. Откровенно говоря, о деятельности УЗПМ не так широко известно в Перми и интересно понять, почему?

Дмитрий Пылев: Скажем так, исторически сложилось, что наша производственная база находится в Краснокамске, являемся крупными плательщиками в бюджет Прикамья, ведем торговлю с 60 городами России. Перми, пока, в этом списке нет. В нашем городе сложилась необычная ситуация – здесь нет муниципального дорожного предприятия. Город убирают исключительно коммерческие компании в соответствии с правилами благоустройства Перми. В них прописано, что тротуары и остановки должны обрабатываться песком, а дороги – противогололедными материалами без указания их видов. Пока дороги обрабатываются технической солью. Но работа в данном направлении ведется. Мы неоднократно выходили с предложением о применении современных ПГМ, а главой администрации Перми была озвучена идея о создании муниципального предприятия, которое будет заниматься содержанием дорог города в зимний период. Посмотрим, что из этого получится. Можем сказать, что в более благополучные для бюджета годы наша продукция применялась в Перми на Красавинском мосту в г. Лысьва, а также применялся шампунь для мытья дорог в весенний период на центральных улицах города Перми. Хотя коммерческие предприятия, к примеру ТС «Виват» и ТЦ «Спешилов», а так же некоторые медицинские учреждения, уже давно пользуются нашими продуктами для обеспечения безопасности своих посетителей. В других городах наши продукты применяют не только муниципальные предприятия, но и такие крупные заводы как «TOYOTA» и «NISSAN», в Екатеринбурге местный зоопарк более трех лет обеспечивает комфорт и безопасность своих посетителей, используя «Бионорд».

Уральский завод противогололедных материалов был основан в сентябре 2007 года. Сама его идея возникла в начале двухтысячных годов, к середине мы, произведя в практически кустарных условиях первые опытные образцы ПГМ, вышли на промышленное производство. Можно сказать, что начиналось все на коленке – была снята база под Краснокамском, обычный ангар плюс административное здание.

Сегодня у нас уже четыре цеха, промплощадка занимает порядка восьми гектаров, есть несколько железнодорожных тупиков. Недавно пущен в эксплуатацию цех компактирования продукции, в нем установлено немецкое оборудование. В итоге мы сегодня представляем собой крупнейшее предприятие нашей отрасли в России и можем выпускать до полумиллиона тонн ПГМ в год. Вообще, объем продукции зависит и от рынка, и от климата, от конкретной зимы, поэтому в среднем мы производим 300-400 тысяч тонн.

Расскажите о своем главном продукте, в чем его преимущество перед разработками конкурентов, какими положительными качествами он обладает?

Дмитрий Пылев: Противогололедные материалы, на первый взгляд, достаточно простая вещь. Взял песок, взял соль, смешал, высыпал. Есть и фрикционная часть, обеспечивающая сцепление с дорогой и соль, которая плавит лед и снег. И вроде бы все это работает даже.

А теперь о минусах песко-соляной смеси (ПСС): песок превращается в пыль, и мы этим дышим, он забивает ливневую канализацию и властям приходится вкладываться в ее регулярную очистку. Кроме того, использование ПСС приводит к тому, что происходит засоление почвы и гибель растительности.

Поэтому мы при своих научно-исследовательских работах выводим такие формулы ПГМ, которые не содержат песок – это первое. И второе – мы снижаем процентное содержание соли, заменяя ее органикой, которая плавит снег и лед с таким же коэффициентом эффективности, при этом нейтрализуя саму соль, уменьшая разрушающее воздействие на металлы, на обувь и растительность. Поиск таких формул - это ежедневная работа.

Кроме того, наша продукция была испытана в институтах, которые выясняют как те или иные химикаты воздействую на живую природу – почву, растительность, людей и животных. Кстати, мы единственное выпускающее ПГМ предприятие, которое обратилось к специалистам кожевенной промышленности, чтобы исследовать воздействие нашей продукции на обуви. И получили сертификат.

Что нас еще серьезно отличает от конкурентов? Мы каждый раз изучаем климат региона, куда собираемся поставлять ПГМ, состояние дорог, материалы дорог и подбираем в лаборатории наиболее эффективную в конкретных условиях смесь.

То есть, это не единый продукт, а продукт, оптимизированный под конкретное место?

Дмитрий Пылев: Именно так. Это широкая линейка и мы понимаем, что различное сочетание компонентов по-разному эффективно в тех или иных регионах. Далее, в любом крупнотоннажном производстве есть такие проблемы как пыльность продукции, сложности, связанные с транспортировкой и хранением, поэтому мы три года назад и создали производство по компактированию ПГМ – это процесс, во время которого различные химические компоненты при помощи прессов сводятся в одну гранулу. И тут мы снова пионеры – наше производство – единственное в России, обладающее таким оборудованием.

Что дает компактирование: за счет того, что в одной грануле ПГМ корректно собраны все составляющие, до дороги доходит именно тот состав, с теми заданными свойствами, что мы разработали в лаборатории. Это повышает эффективность продукции.

Также надо отметить, что наш продукт имеет минимальный, четвертый класс опасности. Ни у кого из конкурентов такого нет.

А исследования вы проводите только в институтах или у вас есть собственная исследовательская лаборатория?

Дмитрий Пылев: Начинали мы практически с обычного морозильника, в котором испытывали противогололедные материалы. Было очевидно, что лаборатория будет нужна и с конца двухтысячных мы начали развивать это направление. И если поначалу она выполняла контроль качества выпускаемой продукции и компонентов ПГМ, то в процессе начали появляться задачи более серьезные, к примеру, найти более совершенную формулу противогололедных материалов. Стали вкладывать средства в развитии лаборатории и сегодня это отдельное предприятие, в котором работает 20 лаборантов и химиков. Нам повезло, и мы привлекли очень хороших специалистов, настоящих профессионалов.

В принципе из лаборатории по контролю качества продукции получился настоящий научно-исследовательский центр, который уже не ограничивается собственно нашей спецификой, а работает по смежным направлениям. К примеру, мы зашли в нефтянку – производим реагенты для увеличения нефтеотдачи скважин. У нас прекрасное оборудование, чего стоит один спектрометр, который используется для проведения многоэлементного химического анализа ПГМ и его компонентов.

Надо отметить, что создать лабораторию – это полдела. Необходимо вывести ее федеральный уровень, получить аккредитацию. Что нам и удалось год назад – мы получили от Росаккредитации соответствующие сертификаты и стали единственной специализированной лабораторией в отрасли разработки и производства противогололедных материалов.

Ну а если сравнивать: взять две одинаковы машины, что обрабатывают дороги, в одну насыпать ПСС, а в другую – ПГМ от Уральского завода противогололедных материалов. Насколько большую площадь можно обработать вашей разработкой?

Дмитрий Пылев: В семь раз большую, нежели ПСС. Расход нашего продукта на один квадратный метр значительно меньше, чем песко-соляной смеси: порядка 40-60 граммов против 400. Отсюда можно высчитать и площадь обрабатываемой поверхности, а также затраты горюче-смазочных материалов на доставку и так далее.

Немаловажный фактор в расчетах – это логистика, включающая в себя хранение смесей и их доставку на место. Если ПСС складируют огромными горами под открытым небом на окраинах городов, то наш ПГМ можно хранить на базах предприятий в непосредственной близости от дорог, которые предстоит обрабатывать.

По расчетам, городу-миллионнику переход на наш продукт сэкономит до 40 процентов бюджета, выделяемого на песко-соляную смесь.

Каким образом вы осуществляете поставку ПГМ, насколько развита у предприятия дистрибуция?

Дмитрий Пылев: 80 процентов наших поставок – это крупные заказы, госконтракты. А так как ПГМ у нас покупают чуть ли не в каждом уголке России, от Калининграда до Владивостока, и зачастую он нужен «еще вчера и самолетом», то завод активно развивает сеть дистрибьюторов. Мы стараемся, чтобы в каждом регионе были наши представители, которые могли бы и снабдить продуктом, и рассказать о нем. Сейчас ПГМ – это востребованный товар не только у муниципалов, но и у клининговых компаний, торговых центров. К стали все чаще обращаться владельцы небольших магазинов и частных домов.

В этом году мы уже провели несколько рабочих сессий с нашими партнерами и клиентами, во время которых презентовали новый продукт. Сегодня мы пошли дальше и пригласили наших дистрибьюторов в гости в Пермь, устроили для них ознакомительную экскурсию на производстве, провели практические опыты. В общем, полностью погрузили в процесс.

Пробуем поставлять продукцию за рубеж. В Норвегию, Чехию, другие страны. Поставки туда идут на постоянной основе, но небольшими партиями. Сегодня мы прорабатываем вопрос сотрудничества со странами Прибалтики.

Каковы планы компании на текущий сезон и среднесрочную перспективу?

Дмитрий Пылев: Несмотря на то, что наш продукт уже сегодня самый безопасный в России ПГМ на основе хлоридов, мы не собираемся стоять на месте. В этом сезоне, как я уже отмечал, мы начали выпускать компактированный гранулят и этот продукт уже понравился клиентам. Поэтому мы собираемся увеличивать объемы, а так же развивать рынок мелкого опта. Как уже сказал ранее, ПГМ становятся все популярней и в нем нуждаются не только дорожные службы. Это обычный продукт, который каждый день может понадобиться любому из нас.

Кстати, в Европе в супермаркетах зимой можно купить ПГМ, сейчас это доходит до России. Вот и мы планируем это движение возглавить – совершенствуем мелкую упаковку по 25 килограммов, работаем над составом. Сегодня совершенствуем противогололедный материал для дальнобойщиков. Есть запросы на разработку специальных составов для железнодорожных перронов.

Есть и перспективы поставлять ПГМ для подсыпки федеральных дорог, мы, кстати, входим в межведомственную комиссию при Минпромторге вместе со структурами обслуживающими эти трассы. Тут надо решить следующую задачу: поскольку емкость этого рынка просто колоссальна, надо смотреть экономику проекта – перейти на ПГМ сразу станет неподъемным бременем для бюджета. Поэтому надо создать такой продукт, который будет работать максимально эффективно и обладать разумной стоимостью. В принципе, эта задача нам по плечу, для чего у нас есть и мощности, и научный потенциал.

УЗПМ - единственное выпускающее противогололедные материалы предприятие в стране, которое обратилось к специалистам кожевенной промышленности, чтобы исследовать воздействие продукции на обувь.